Предательство Коко Шанель, гениальный альфонс и бриллианты в стиле ар-деко

  • Аналитика

Выставка редких иллюстраций в стиле ар-деко, открывшаяся в Эрмитаже в начале июня, произвела фурор. Это направление в искусстве до сих пор вдохновляет дизайнеров, архитекторов и художников и ювелиров.

Что могло заставить великую Коко Шанель отказаться от фантазийной бижутерии и обратить свой взор на бриллианты? Конечно же, любовь. Женщина, которая всегда говорила, что "носить на шее банковский чек" - моветон, была вынуждена на время расстаться со своими принципами. Впрочем, благодаря этой романтической истории акции компании "Де Бирс" за несколько дней взлетели на 20 пунктов, а в ювелирном искусстве надолго воцарился стиль ар-деко, который до сих пор будоражит воображение великих мастеров и ценителей настоящих камней.

Женщина-легенда, красивая, утонченная Габриэль, она же Коко, Шанель сделала счастливыми миллионы простых женщин. Она подарила миру не только духи "Шанель № 5", маленькое черное платье и сумочку. С ее легкой руки в начале 20 века в Европе вошла в моду бижутерия, которую могла позволить себе практически каждая. "Самые красивые украшения заставляют меня думать о морщинах, о дряблой коже богатых вдов, о костлявых пальцах, о смерти, о завещаниях", -  утверждала бывшая певица кабаре и основательница модного дома, чем действительно вдохновляла общество переходить на недорогие, но стильные и яркие безделушки. Ведь украшения с драгоценными камнями, произведения искусства великих ювелиров после первой мировой войны могли носить лишь избранные.


Экспонат выставки редких иллюстраций

Любовь VS деньги

И все же Коко немного лукавила. Она, с юности использовавшая мужчин и их деньги во благо себя, любимой, получавшая от любовников подарки, достойные английской королевы, призывала других женщин отказаться от настоящих драгоценностей и перестать демонстрировать богатство своих покровителей и мужей. К слову, фантазийная бижутерия от Коко Шанель была не такой уж и дешевой, эскизы для нее выполняли талантливые дизайнеры - Этьен де Бомонт, герцог Фулько ди Вердура, правнук великого писателя Франсуа Гюго и другие. Однако шарм, с которым Шанель презентовала новые модели – броши и клипсы, длинные колье из цветных стекол и эмалевые браслеты, а потом и украшения-трансформеры – делал свое дело, новинки сразу становились популярны у публики, и вызывали ажиотаж у подражателей. Факт остается фактом: Коко была поистине гениальным пиарщиком, никогда не забывавшим о собственной выгоде и бизнесе.

При этом как женщина Коко была не столь счастлива, как могло бы показаться на первый взгляд. Офицер Этьен Бальсан, сын крупного промышленника, увидевший ее выступление в кабаре, увез Коко в Париж. Затем в ее жизни появился не менее обеспеченный Артур "Бой" Кэйпел, вложивший средства в магазины Шанель и создание ее бренда. Этот роман продолжался десять лет, вплоть до трагической смерти Кэйпела, произошедшей через год после его женитьбы. На другой. Одиночество для Коко было мучительно… Дмитрий Романов, еще один из важных мужчин в жизни Шанель, привел к ней русских клиентов и существенно расширил круг ее знакомств, но он был на 10 лет младше, и бесперспективен с точки зрения замужества.

К 1930 году подошли к своему логическому концу и ее отношения с Хью Ричардом Артуром, герцогом Вестминстерским и близким другом Черчиля. Герцог, хоть и действительно любил, в итоге тоже так на ней и не женился: Коко не могла иметь детей. Роман с известным французским поэтом Пьером Реверди оставил не менее глубокие душевные раны, жизни с Габриэль он предпочел отшельничество в бенедиктинском монастыре Святого Петра в Солеме. Несмотря на любовные разочарования, к этому моменту Коко Шанель уже была баснословно богата, и не теряла веры в любовь. "Требовался новый любовник, чтобы заполнить пустоту, которую она переносила все с большим трудом", - пишет Гидель Анри в книге "Коко Шанель".

Демон, околдовавший Габриэль   

И тут в жизни Габриэль вновь возникает известный уже по обе стороны океана талантливый художник, стилист и дизайнер Поль Ириб. Они познакомились еще во время первой мировой войны, когда Ириб служил санитаром-добровольцем и развозил раненых по госпиталям Парижа. 15 лет спустя он вновь предстал перед Коко Шанель, но уже в другом качестве. Очаровательный прохвост, любитель женщин и роскоши, он покинул Францию в 1919 году, и обосновался в Голливуде, где консультировал Сесиля Б. де Милля. Известность Ирибу принес жемчужный наряд, который он придумал для Глории Свенсон в картине "Мужчина и женщина", а потом со всей присущей ему страстью занимался и созданием декораций более чем для десятка фильмов.

Личная жизнь Поля Ириб была не менее бурной, чем у Габриэль, при этом мужчина виртуозно использовал доверившихся ему женщин – как жен, так и многочисленных любовниц – для собственного обогащения. Карьеру жиголо он начал еще в юности, и на этом поприще не брезговал ничем. Заставить любовницу поверить в то, что принадлежащее ей жемчужное ожерелье давно вышло из моды, а потом по бусине продавать жемчуг "для поддержания штанов" - легко, оставить практически без средств к существованию первую жену… Вторая жена Ириба, американка Мейбл Хоган, уставшая от измен и очутившаяся благодаря ему на грани разорения, под давлением родственников подает на развод. И тут наступает черед Коко Шанель, которая – как и прочие – оказалась не в силах устоять перед обаянием Поля.

"Демон, который ее околдовал", так его называли их общие знакомые, с самого начала заставил Габриэль серьезно вложиться в их связь. Аренда усадьбы "Ла Жербьер" под Парижем для тайных встреч, покупка поистине сказочного замка "Мениль-Гийом" с 350 га земли, возрождение журнала "Свидетель" лишь для того, чтобы Поль мог заниматься любимым делом – иллюстрациями. О благодарности, кстати, речи не шло. Более того, Поль не единожды упрекал Габриэль в расточительстве, и даже отказался поселиться с ней в том самом замке. "Я, пожалуй, пожил бы рядом с вами, если бы вы умели довольствоваться меньшим!", - объяснил он свою позицию. И Габриэль, отказавшись практически от всех благ цивилизации и многочисленной прислуги, переезжает в две комнаты небольшого пансиона рядом с рю Камбон. Такая скромность, правда, показалась Полю излишней, так что вскоре Шанель перебралась в номера отеля "Риц", значительно более отвечающим его истинным потребностям.

Чудесная метаморфоза

Несмотря на такое отношение со стороны Поля, и его молоденьких любовниц, от которых он и не собирался отказываться ради Коко, и с этим ей тоже пришлось смириться, творческий союз Шанель и Ириб оказался на редкость плодотворным. Их связывали не только чувства, но и  общность интересов, ведь он был своим в мире искусства, а возможность говорить "на одном языке" о том, что для нее действительно важно, создавать что-то новое и поистине уникальное Габриэль всегда ценила. Этого ей не мог дать ни один из предыдущих любовников. Впрочем, и цена оказалась достаточно высокой – Поль, как истинный дьявол – заставил Коко на время предать свои принципы, отодвинуть в сторону бижутерию, и обратить внимание на настоящие драгоценности.

Стоит отметить, в этой области искусства Поль Ириб был достаточно известным персонажем. По его рисункам еще в 1910 году ювелир Роберт Линцелер создал первую коллекцию украшений по мотивам "Шехеразады". Одно из одиннадцати произведений – брошь-эгрет, в котором органично слились огромный могольский изумруд, сапфиры, жемчуг и бриллианты – приобрел Луи Картье, она считается одним из первых образцов раннего периода ар-деко, выполненных в индийском стиле. С легкой руки Картье неожиданная комбинация зеленого и синего, названная впоследствии "стилем павлина", стала не только визитной карточкой Cartier, но и активно использовалась в изделиях других ювелирных домов, оказав серьезное влияние на развитие декоративного искусства. Кроме этого, отметился Поль Ириб и во французском доме Высокой моды Lanvin. Именно ему мадам Ланвен, немало сделавшая для популяризации стиля ар-деко, заказала логотип своего дома – силуэт женщины, ведущей за руку девочку.


Почти 100 лет об этом уникальном украшении с шестигранным изумрудом из разряда камней-талисманов ничего не было известно. В 2011 году эгрет был обнаружен и атрибутирован галереей Лукас Раритис в Лондоне. Сейчас брошь хранится в одной из самых известных коллекций исламского искусства Аль Тани.

Ну, а союз Шанель и Ириба оказался весьма удачным. Вместе они создали коллекцию ювелирных украшений Deamond Collection от CHANEL, а потом организовали выставку  бриллиантовых украшений Chanel, влияние которой невозможно переоценить.

…7 ноября 1932 года в особняке на рю де Фобур-Сент-Оноре, 29, собрался весь парижский бомонд. Пустой зал, хрустальные люстры, зеркала – и огромные витрины с колоннами из черного мрамора, на которых установлены восковые бюсты с модными макияжем и прическами… На каждом – бриллиантовые украшения в оправе из платины. Броши, диадемы, ожерелья – все это великолепие блистало миллиардами разноцветных огней, они переливались и сверкали, отражаясь в многочисленных зеркалах. Вариации звезд, бантов и перьев, необычная огранка камней – треугольники, трапеции и шестиугольники, иллюзия отсутствия креплений на бриллиантах, "парящие камни" - все это было так ново и необычно, что не могло не вызывать восторг. Еще одно ноу-хау, презентованное великосветской публике – украшения-трансформеры. Практически любая диадема или колье при ближайшем рассмотрении оказывалась целым гарнитуром, и с легкостью превращалась в браслеты, кулоны и, например, шляпную брошь.

Выставка произвела настоящий фурор, успех оказался столь велик, что акции компании "Де Бирс" на третий день после открытия подскочили на 20 пунктов, а имя Коко Шанель вновь оказалась на первых полосах газет. Современники отмечали, что "никогда еще модельный бизнес так прямо не способствовал притоку прибылей в мировую еврейскую корпорацию". Единственное, что немного омрачало картину триумфа – щекотливое положение самой Габриэль, которая больше десяти лет до этого вела непримиримую войну с бриллиантами. Но обворожительная Коко со свойственным ей изяществом подвела теоретическую базу под столь неожиданный поступок.

Слоган "бижутерия, создаваемая ювелирами, наводит на меня тоску" был отправлен в утиль, а Шанель заговорила о необходимости вернуть украшению его истинную цену в период потрясений и экономического кризиса. "Довод, который вначале побудил меня выдумывать искусственные украшения, заключался в том, что я находила их лишенными снобизма, и это в эпоху, когда слишком легко доставалась роскошь. Это соображение исчезло в период финансового кризиса, когда все способствовало воскрешению инстинктивного стремления к натуральности, которое возвратит забавной безделице ее истинную цену", - объясняла свои мотивы владелица модного дома.

Впрочем, и этот триумф в итоге не сделал Габриэль счастливой. Два года она провела с Полем, смирившись с его изменами, расточительством и прочими недостатками, коих у гениального дизайнера было немало. Она была близка к тому, чтобы наконец-то связать себя узами брака, несмотря на предостережения друзей и коллег, опасавшихся за ее финансовое благополучие, ведь как показывал опыт предыдущих отношений Ириба, он был в состоянии очень быстро спустить любое состояние. Но, очевидно, само провидение было против этого союза – в сентябре 1935 года Поль скоропостижно скончался у Коко на руках.

Ар-деко: на красных дорожках  

История не знает сослагательного наклонения, возможно, преждевременная кончина Поля Ириб лишила нас многих интересных вещиц, которые бы они могли бы создать совместно с Коко Шанель. Однако вклад, которые внесли эти два гения в ювелирное искусство и популяризацию стиля ар-деко, переоценить невозможно. Несмотря на то, что он господствовал в мире искусства от конца первой и до начала второй мировой войны, его приемы и образы настолько универсальны, что и сегодня выглядят современно и ярко. Интерес великосветской публики к таким драгоценностям переживал периоды подъемов и спадов, но в последние пару лет ар-деко все чаще выбирают для выхода в свет.

Нагляднее всего этот тренд, пожалуй, демонстрируют украшения гостей кинофестивалей. На Канском фестивале в 2016 году роскошные гарнитуры из бриллиантов почтенной публики демонстрировали Рози Хантингтон-Уайтли (Chanel), Алессандра Амбросио (Boucheron), Карли Клосс (Chopard), Белла Хадид (De Grisogono) и Лиу Вен (Boucheron). А на церемонии вручения "Оскара" самыми интересными драгоценностями в стиле ар-деко стали ожерелье с кулоном Шарлиз Терон от Harry Winston, бриллиантовые серьги-колоски Кейт Бланшетт (Tiffany & Co.), браслет-змея Оливии Манн (Forevemark) и колье Наоми Уоттс с цветочными мотивами (Bulgari).  

Мировые бренды, безусловно, лидируют в этом сегменте ювелирного искусства. Однако и российские мастера создают интересные, по-своему уникальные работы в стиле ар-деко. По словам Эдуарда Уткина, генерального директора Ассоциации "Гильдия ювелиров России", сейчас такие украшения прекрасно получаются у уральских ювелиров. Например, есть интересные работы у ювелирного дома "Тулупов" и ювелирного дома "Карат".

Источник: metronews.ru

Ваш город Москва?
Выбрать город